Черный Шут
шутный чорт
Мне приснилось что небо – нёбо
Большого кашалота, у него во рту
Земля, вода, горы, долы, норы,
А я смотрю дареному кашалоту в зубы,
Будучи уверена, что это Меркурий,
На худой конец – Плутон.
Потом меня занесло на Юпитер
Или на другой зуб,
Где женщина надела на себя кожу и мясо
Мужчины и пыталась меня соблазнить,
Но мои предпочтения в сексе
Не поддерживают эту версию.
Пусть все мы во рту у кашалота равны,
А некоторые как будто отмеряны линейкой.
С тех пор, как я услышала во сне
Секретную песню «Infected mushrooms»
Ничто так не захватывало меня,
Только этот кашалот.
Недавно, все-таки перестав спать,
Я выглянула в окно глубокой ночью,
Где вместо луны были освещенные таинственным светом
Облака в виде сердца
И я поняла, что кашалоту я тоже нравлюсь.
Вчера написала огромный рассказ,
Как будто я престарелая дива и вот вам,
Деточки, мемуаров пачка.
Сегодня в исступлении растоптала рукотворное,
заменив его содержание в документе «Word» на
«нью хистори оф тадададада-тадададада- тадададада-тадададада-тадададада! Ой-о-о-ой-ой!».
Сама непостоянность.
Сама неустойчивость.
Сама простота.
Все сама.