Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:44 

Черный Шут
шутный чорт
Я вышла из айриш-паба с куском березы под мышкой. Села в метро. На «Кузнецком мосту», как по мановению волшебной палочки, все сидящие рядом со мной пассажиры встали и вышли. Я сидела одна на целой своей стороне и недоумевала. Ехать мне долго и недорого, выгляжу я нормально, пахну тоже неплохо, но никто так и не сел. Напротив возлежала женщина, смотрела на меня и плакала.
Я вышла на проезжую часть. Меня объезжали машины, издавая скрежет, но никто так и не посмел. Я слушала «House Of The Rising Sun», а не как положено в клипе, чтобы тебя не сбивали машины. Дошла до рязанки, меня словило такси и развезло. Я купила массандровский портвейн в магазине, где слыву любителем кефира и мороженки, и о, Боже. Оказывается, белый портвейн не белый. Я расплакалась, собралась, обошла машину.
Я стояла на кухне, держа в руке не то тарелку, не то кружку (портвейн очень мутный) и тут прорывает трубу, горячая вода на хорошей скорости врезается в стол, пол, потолок, меня, двери, соседей. Я как Самсон, раздирающий пасть льву в Петродворце, прижимаюсь к трубе, пытаюсь заткнуть ее тарелкой или кружкой, мне надо спасти портвейн, в конце концов.
Воды не стало. Я оделась в черное, нацепила темные очки, поглубже нахлобучила зонтик, вставила сигарету в рот, кружку, тарелку, обновила портвейн и помянула усопшую. Рест ин пис. Рест ин соседи. На похоронах горячей воды я всплакнула. Кто-то снова взмахнул волшебной палочкой и прорвало интернет. Сначала он начал хлестать на работе и закончился. Я недоумевала, но, наконец, за два года у меня появился реальный шанс поработать. Не могла упустить такой случай, поэтому принесла на работу портвейн, «Кин-дза-дзу» и вставила в рот кружку. Или тарелку. Или зонтик.
Ожидая сокращения в январе и оставшись с последней тысячей рублей в этом году, я сходила в книжный, купила подарок лепроюзеру и Гене. Итого у меня оставались: портвейн, тарелка и сигарета во рту. И немножечко мелочи на маршрутку. Я смогла поднять голову только у своего компьютера и попыталась совершить соитие. Мои неловкие портвейн-стайл фрикции не привели к успеху. Интернет не давался. Я нежно поцеловала монитор, но чуда не произошло. Я позвонила, наорала, поплакала, вставила в рот кружку. Оказывается, прорвало интернет у всех в районе меня, аж на несколько километров взад, вперед и по диагонали. Причем, поголовно каждого провайдера. Зависимые от интернета люди вышли на улицу и заплакали. Я надела зонтик, кружку, тарелку и присоединилась к поминкам, где поцеловала его (интернета) цифровой гробик взасос и упала в обморок. Как оказалось, меня прорвало. Я встала из обморока и снова туда упала. Кое как придя в себя, пинком открыв дверь и чакры, я решила хотя бы отужинать. Вынула изо рта тарелку, приготовила себе что-то зеленого цвета, села. Внезапно еда начала вываливаться у меня изо рта, затряслись руки, сердце начало стучать так сильно, что я не выдержала и снова упала в обморок прямиком головой в стол. Мне виделось, как Айболит с седыми усами склонился надо мной с немым вопросом в бровях:
- Аутоиммунное или саркоидоз?
От ужаса я снова пришла в себя, отодрав от щеки стол, встала, оделась и легла на кровать. Оглядела комнату. Что можно из этого продать? Взгляд упал и проломил спящего сожителя. Куда можно продать два метра сожителя и долго ли на это можно пить портвейн? Я хотела посмотреть в интернете, но ребята из техподдержки повесились еще сутки назад, когда у меня были деньги хотя бы на маршрутку.
«Я верю, что сделала много хорошего в жизни и канава, в которой я скоро сдохну с портвейном и зонтиком во рту, будет теплая и пушистая» - думала я. «Когда же я сдохну?» - роилось в моей голове.
Под Новый год сбываются все желания.
Я проснулась привязанная к койке, как буйная, потому что или сдохла или родилась или другое. Если что-то открывается, что-то должно закрыться, накрыться простыней и заплакать.
На вопрос «Как ты себя чувствуешь» можно ответить только ударив оппонента со всей силы по зубам бейсбольной битой и скинув с моста в бетонных босоножках. Каждый шаг - прыжок с самолета, во время того, как вокруг шеи обматывается парашют.
Эйфория «Как хорошо, что я выжила» заканчивается ровно в тот момент, когда возвращается память. Параноидальные реакции на любые звонки, прикосновения, улыбки, слова… В принципе, можно было выбрать место, где я очнусь.
И я даже не знаю какой ад слаще. Тот, что был в моей голове или тот, в котором я проснулась. Когда я говорю, что я живая это звучит, будто я извиняюсь.
Я не хочу жить больше, ничего не хочу. Спать страшно, не спать страшно, страшно не страшно, одной в квартире странно, на улице страшно, я все время думаю – ну может, сон? Но синяки, царапины и даже вены так болят и напоминают. Ну, если очень хотела жить – на, живи, хуле, радуйся, жри. Изо рта выпадают обрывки воспоминаний и непрестанно тошнит каким-то новым уровнем внутренней боли, надо достать большой меч, набрать чит-кодов и убить главного босса, по статистике, смотрящего на меня из каждого зеркала.
Образ жизни, может, поменять, религию, последние пять евро, что я нашла в джинсах? Цвет волос, кожи, глаз? Поменять фамилию и жить счастливо Петровой, Сидоровой или Ашенкампф .
Жаль, что единственный человек, которому я верна – это я. И изменить невозможно.

URL
Комментарии
2009-01-31 в 00:39 

мандариновый кот
сцуко Идеал
обстановку надо менять, вот что.
боян, но работает.
причем глобально менять - вплоть до природных условий. хотя бы ненадолго.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Вилка это? или ангел? или сто рублей?

главная