Черный Шут
шутный чорт
Я вчера упала и ударилась головой о лед. Полежала немного, посмотрела на небо, в душу летели облака или я потеряла сознание (точно не помню), потом кто-то поднял меня, куда-то отвел, что-то сказал. Мир крутился, люди ходили, все было по старому. Вечером я даже опять напилась и проснулась с рыжим котенком. Только мне кажется, что во мне что-то сломалось. Руки в порезах и синяках как обычно – я пыталась открывать пиво рукой. Видимо, лед хорошенько на меня упал.
По крайней мере, больше мне не надо оправдываться.
- Да что за хуйня-то такая твориться, Васюхина?
А я что? Я могу шишку показать и крови немножко. Вот мои документы.
Я хочу кататься по городу на машине, курить и смотреть в окно.
Курить, смотреть в окно, катиться.
Позвони мне и спаси меня.
Позвони и спаси меня.
Мне настолько отвратительно, что я могу сказать даже «пожалуйста».
Я постоянно вижу какие-то пятна. Я так надеюсь, что какое-то из этих пятен – ты.
Я хочу кататься, курить, смотреть в окно, слушать «Doors», потом вывалиться из машины за МКАДом и катиться дальше вниз, туда, куда я качусь уже двадцать лет.
Вчера я подошла к барной стойке в красных рогах. Вчера я подошла к браной стойке на рогах:
- М-м-м… А можно мне…
- Вам все можно. Вообще.
Отвечали мне мужчины у стойки и бармен. Я отошла и ничего не заказала.
Я нашла в сумке его (бармена) телефончик и сожрала бумажку. Потому что я никому никогда не перезваниваю. Я не хочу занимать телефон. Позвони и спаси меня. Кто бы ты ни был.
Вчера я наступила на котенка рукой. Кошки обычно рефлекторно царапают тебя после таких фортелей. Но он только грустно на меня посмотрел, мяукнул и сказал:
- Бесполезно тебя царапать. С тобой все бесполезно.
Я позвонила себе с городского и успокоила. Я протянула к себе руку, погладила по голове, хорошенько вцепилась в волосы и начала тащить.