Черный Шут
шутный чорт
Да, мне очень жарко. Я думаю, что мне жарче всех. У меня болит уже все внутри: сердце, почки, ливер, опилки. Мне так жарко, что я ебенею и бью посуду. Я и Мои Два Метра ссоримся каждый день, преимущественно потому что мне худо и бедно. Он очень скользкий тип и успевает накуриться во время ссоры, накурить меня и я совершенно забываю зачем я сюда пришла с железнодорожным костылем. Все заканчивается то сексом, то глупостью, что в такую погоду уже синонимы. Я все равно, на всякий случай, бью посуду, хуячу в стенку предметы, потом наступаю в стекло и разрезаю руку пудреницей.
Я думаю, что мне жарче всех. У меня болит уже все внутри: сердце, почки, ливер, опилки, стекло, осколки пудреницы и вино из одуванчиков, которое я получила от Мироздания совершенно внезапно и безо всякого повода. И раз уж оно все равно смотрит на меня (не вино), хотела бы поблагодарить Академию, попросить чтобы у меня все было хорошо, я наконец перестала подыхать и убивать себя, ведь даже ежу понятно, что пудреницей до смерти я себя не забью, а еще глупее просто невозможно выглядеть. Поэтому, Мироздание, давай еще раз посмеемся и начнем медленное всплытие, прихватив сундук с сокровищами, а глубоководные рыбы замашут фотофторами на прощание, смахнут слезу, да пойдут к чертям собачьим, у которых уже набралось столько моих знакомых, проходящих мимо людей, предметов быта и даже правил пунктуации, что им самое время открывать серпентарий с блэкджеком и Галиной Александровной, моей учительницей русского языка.