• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:57 

шутный чорт
По словам моего друга-москвича, мы из Питера несколько медлительны и чудовищно пунктуальны. Вкривь и вкось этому факту, я вышла на улицу в валенках и шубе, как раз опаздывая на встречу. Надеваю, значит, перчатки, открываю зонтик. И тут меня окружают люди в футболках. Ядрена кочегарка! Я только молнию на зимних сапогах поменяла и все впустую. Благо, сапожник с приходом весны стал делать мне комплименты и чинить мои лапоточки два по цене одного.
Ладно, конечно, про шубу я соврала, да и зонтика у меня уже несколько лет нет, но все-таки футболки!
- Оденьтесь взад! – кричала я на прохожих.
Я, конечно, не больна бешенством (возможно, многие удивятся), но обилие света и тепла вселяет в меня панику. Не то, чтобы прямо я каталась по асфальту и сучила ножками, но мне все больше хочется бить людей, дерзить и хохлиться. Волею судеб, лекарства, которые я сейчас принимаю, тоже вызывают у меня схожее желание.
Я решила перестраховаться от милиции, благо поводов им взять меня и уебать полно, да пошла к врачу.
- Я хочу бить людей.
- Ну, ничего. Это от таблеток бывает. Вообще, обычно просто все плачут и хотят убить себя.
- Я хочу бить других людей. Я даже уже била. И мне понравилось. Я хочу повторить.
Врачи за деньги – прекрасная штука. Нет, чтобы взять меня за грудки и прямо так в лицо закричать:
- Алоэ, Васюхина! Люди ломаются! Людей бить нельзя – они отвечают! Люди больше и сильнее тебя, Васюхина, алоэ!
Нет же. Фигу.
- Ой, какой у Вас интересный побочный эффект, ха-ха, чего хотите успокоительного? Витаминчиков?
- Успокоительное не успокаивает меня.
- Хе-хе-хе. Хи-хи-хи. А кого вы били?
- Близких товарищей. Я просто хочу предупредить Вас, как моего лечащего врача, на случай если меня скрутят или поймают на нелегальных боях без правил в желе.
- Хи-хи-хи.
- Еще хочу заметить, что несколько раз била врачей (один раз в измененном сознании) и несколько раз на трезвую голову.
- До курса лечения?
- Ага, до.
- Тогда это не побочный эффект. Это Вы просто злая.
- Не пропишите ничего?
- Звоните из желе. И не угрожайте мне – у нас тут охрана!
- Я и не собиралась!
Хотя, конечно, собиралась. В шубе очень жарко, я так раздражаюсь постоянно.
Есть и положительные моменты моей жизни - недавно добрый друг сказал мне, что я обладаю вещью, которую можно отлично продать и это не мои почки. Сразу подумала, чтобы еще продать ненужного и как сильно я привязалась к печени. Но как человек-женщина вместо того, чтобы продать я лучше куплю три килограмма ненужной хуйни. Вообще для ненужной хуйни необходим отдельный шкаф и грамотный психотерапевт, который расскажет мне как в моих покупках оказываются попугаичьего цвета одежи (которые я не ношу), фотографии клоунов (которых я боюсь), отвертки (да я руки не знаю где у меня вставлены), светящиеся в темноте трусы и маски сварщика.
Нет-нет, я объясню к чему клоню. Прихожу я на кухню, съесть пару таблеточек или ударить с ноги, а пакет с мусором мигает огнями. Я не шучу! Красным, синим, зеленым.
Я полчаса сидела и думала, что я такого могла выкинуть после очередного перебора вещей, купленных вне зоны действия сети.
И что же вы думаете?
Впрочем, мне все равно, что вы думаете, мне ваши усы не нравятся.

01:11 

Я не умерла!

шутный чорт
Вчера я умывалась, чистила зубы, даже решилась сплюнуть пасту как вдруг в раковину выпала буква «С». И это был знак. Я теряю свой «C». Это размер лифчика для слабовидящих и тех, кто в танке. Оказывается, что врач прописал мне не пуговицы, как я надеялась, а настоящие таблетки, в побочных эффектах которых так и написано - «грудь». Блять. Ну почему опять мне? Третьего дня треснул лифчик в чашечке (это такая специальная емкость, куда наливается грудь).
- Не вари, горшочек, - кричу я, глядя в зеркало.
Я согласна уже раздавать грудь бедным. Просто куда-нибудь ее убрать. Депортировать. Она как будто чужеродный элемент. Возможно там ядерное оружие или нефть. Ее никто не просил. Не виноватая я. На Новый год я просила щенка, а грудь даже не пушистая!
Хер с ней с грудью. Когда она вырастет с трехэтажный дом и поработит планету – все попляшут. Лучше расскажу, что однажды в моей жизни появился портативный измеритель сахара. Кому что достается в наследство – рысаки, гончие, поместье в Нижних Жопках, а мне же высокое содержание сахара.
- Я одолею тебя! – сказала я аппарату и начала его программировать.
- Я - венец эволюции! – сопела я и начинала потеть.
- Я все-таки прямоходящее! – неуверенно пищала я и била его об стол.
С грехом и отверткой пополам я победила и счастливо отошла ко сну. В семь утра зловещий измеритель заверещал человеческим голосом, что пора сдавать кровь, алё, гараж, чо как. Буржуйские измерители, на минуточку, имеют свой будильник, матерятся и звонят в ЦРУ, если с ними плохо обращаются или дискриминируют.
«:%№:%?:*)ГРЩУРКРЩ*;(№?(*?» - подумала я и сдалась. Кровь сдалась, я–то нет, русские не сдаются.
Буржуйские измерители, к слову, клянчат кровь каждый день, а русской душе это не нужно, а главное больно жирно и дорого. Я решила ограничиться на разе в неделю и положила на аппарат хуй и большую подушку.
Через несколько дней, когда я включила аппарат, он сказал мне что, мол, все подсчитал и, по его сведениям, я – труп. Он всех обзвонил, похороны в среду. А у меня даже платья нет! Потом, правда, оказалось, что одежу он тоже купил по интернету.
Жопа на батарейках, короче, а не аппарат.
Ищу способы определить уровень сахара по картам Таро.
Организм придумывал уже много способов самоуничтожиться, фокус с сахаром, впрочем, это фуфель еще. Гораздо больше я боюсь, что ночью моя грудь меня задушит. Или сожитель оглушит радостными писками (он-то как раз рад). Писки как-то в этом контексте палевно звучат.
Это я к тому, что все хорошо. Я ни с кем не разговариваю и не встречаюсь, не потому что вы – какашка (хотя вот Вы – да), а просто отмахиваюсь от летающих и жалящих жопок жопобойкой. Я надеюсь, никто не отвернется от меня, даже если я буду с позорным пятым размером.
Запомните меня молодой и похожей на Джонни Деппа.

20:16 

шутный чорт
Доктор, у меня проблема с сожителем.

Он тихо спит. Меня это сильно раздражает. Я, как существо, страдающее всеми видами психологических отклонений на квадратный сантиметр, часто просыпаюсь в ночи с различными целями (отрезать ухо, написать симфонию, поговорить с тумбочкой) и вдруг замечаю, что сожитель лежит как мертвый. Я пугаюсь. Он не сопит, не причмокивает, молодецкий храп не распространяет! Дышит так тихо, что даже грудь не поднимается. Я в панике, щупаю пульс, ничего не нахожу (я тот еще терапевт), потому что в тех места, где я ищу уж чего-чего, а пульса точно нет. В конце концов, я не выдерживаю, трясу его и кричу:
- Ты живой? Ты спишь?
- Я живой, я сплю, - молвит сожитель, не просыпаясь.
Я успокаиваюсь на время. Но проблема не уходит!
Марго как практичный человек посоветовала по ночам немножечко ломать сожителю нос. Чтобы в результате получить хотя бы храп.
Так как мой сожитель не читает мой бложек, я хочу спросить совета. Чем лучше, а главное незаметно сломать человеку нос в ночи? Так, чтобы на меня никто не подумал, я в белом пальто красивая оказалась.

07:54 

шутный чорт
Раз в несколько лет у меня наступает такой период. Будем называть его период «Хэ». Я почти перестаю контактировать с людьми, с опаской выхожу на улицу, заканчиваю есть мясо и завиваю волосы. Нет, я не начинаю представляться другим именем и убивать невинных, но зимой у меня снега не допросишься. Обычно период «Хэ» сопровождается значительным ухудшением работы моего организма и государства в целом.
Виток спирали щелкнул мне под хвост и вынес на волну «Хэ» прямёхонько первого января сего года. А именно в этот день я обычно без ласт.
И как-то все понеслось, захихикало. То, уложу Фигню спать, выйду на кухню в ночи с твердым решением поесть, зажатым в кулачке, и случайно отрублю себе палец. Нет, с везением у меня тоже в этот период полный швах, поэтому полностью конечность отрубить не удалось, отделалась глубоким порезом и кровавыми лужами на кухне.
- Ы-ы-ы-ы, - подошла я к сожителю, - у меня тут это.
Сожитель стойко сдержал рвотные позывы и потянулся за специально заготовленной на случай меня аптечкой с ядами, пластырями и бинтами.
На следующий день палец обрел размеры моркови-победителя сельхоз выставки и посинел.
- Прощай, палец, – сказала я последние слова морковке и полезла гуглить «заражение крови», «сепсис» и «развратные киски».
Мои подозрения подтвердились, и я приготовилась отойти в мир иной. Я-то приготовилась, а все остальные не очень. Медсестра сказала, что я просто перерубила себе мышцы и должна перестать гуглить раз и навсегда.
Я перестала. Но решила подстраховаться и сдать кровь на все сразу. Пользуясь случаем, я попросила Васю (нет, Вася – это не только мое второе имя, есть настоящий такой человек, даже лучше – врач и длинноногая красавица) кольнуть меня разок. В знак своей признательности я даже принесла с собой на экзекуцию пакетик с сосисочками в тесте, зная, что врачи, в силу профессии, не едят пациентов от чего остаются очень голодными. На Дмитровской, без крови и сосисочек, я поняла, что сильно хочу есть. Да так неимоверно, что терпеть не могу (ибо специально перед сдачей… случайно перед сдачей не ела сутки). Ловко прикупив себе слоечку, я поехала в гости, а оттуда даже вернулась домой и уснула сном подвыпившего младенца. Каково же было мое удивление, когда до меня в очередной раз дошло, что Дмитровская и еда в принципе несовместимы. Также со мной несовместимы оказались многие вещи и часов восемь я провела за тем, чтобы избавиться от них с помощью искрометной тошноты. Когда я уже не могла стоять, а тем более бегать в туалет, а только в состоянии жалобно стонать, сожитель вздохнул и снова пошел за аптечкой, врачами и пластырями с ядом.
Дмитровская – это феерично. До сих пор не могу есть, пить и очень громко не смеюсь.
Черт с ним, с организмом. Так как социум почему-то еще не забыл о моем существовании, я оказалась приглашена на день рождения и радостно выбрала подарок. Одна неувязочка – получать подарок надо было все-таки среди людей, черт знает где на Белорусской.
Через сорок минут мытарств в районе подарка, членовредительства, угроз и вопросов «А как пройти на какую-то улицу?» я гордо двигалась в нужном направлении. Ну, не то, чтобы гордо. Да и не совсем двигалась. Скорее стояла и смотрела как девочка на шпильках, матюгаясь и падая, ползет по гололеду в сторону нужного мне дома. Я с сожалением посмотрела на свои восьмисантиметровые каблуки, гололед и прокляла всех и вся. Благо с утра я оделась в чистое, и решилась пойти. Шла я долго. Шла я около полутора часов, промахнувшись мимо магазина на неприличное количество километров. Когда я оказалась в окружении гудящих заводов, лающих собак и тотального одиночества, я решила, что почти пришла. Но нет. Дойдя до развалившихся домов и ржавых рельсов, я подумала - ну вот еще чуть- чуть. На пустыре, где меня собирались сожрать вороны, мне пришла мысль, что я все-таки не туда попала и тут, среди ужаса и отчаянья в своих ярко-зеленых колготках и двухметровым шарфом я смотрюсь «Черным Квадратом» Малевича в рыцарском зале. Вороны со мной согласились. Мне повезло, и птицы нашли другого туриста повкуснее и отпустили меня за вином к ужину. Стуча каблуками по свежему льду, я двигалась в никуда.
На удивление, я даже вернулась домой в тот день, встреченная сожителем, сжимающим в руке пластырь, яды и клизму на всякий случай.
Остальные дни, правда, я провожу активно принимая таблетки, оздоравливающего свойства, много рисую и преимущественно молчу. Говорить или слушать сил совершенно нет – это не по пустырям шарахаться. Видеть кого-либо тоже не хочется – в крайнем случае, я себе рисую друзей. Я бы даже испугалась, если бы не цикличность «Хэ». К сожалению, из статистики, бережно составленной мною в редкие периоды трезвости ума, я знаю, что с этого витка спирали перекидывает обычно на мощный удар и хук справа от судьбы, Бога, кармы, гололеда, вселенной и прочих получающих мою статистику по e-mail. Их как раз много, а я все еще одна, не смотря на все мои попытки растроИть личность и больше никогда не нуждаться в собутыльниках. Собственно, я это пишу, потому что не помню где мой карандашик и у меня кончилась бумага для рисования. На последнем рисунке в скетч-буке, бережно привезенном мне товарищами из музея Пикассо, красуется иллюстрация к моей сказке про говорящую коробочку монпансье (одно из тех моих произведений, перечитав которые, я впадаю в запой, а потом сжигаю рукописи на северной стороне кладбища в полнолунье и эмигрирую). Недавно мне приснился сон, как меня украл цыган, хотя я совсем не похожа на лошадь, разве что на циркового пони и то всего дней пять в месяце. Так вот, бежали мы с ним (с цыганом, забудьте о пони) все дальше вниз, спускались по горам, он больно сжимал меня за руку и сулил райские кущи. После очередного прыжка, товарищ несколько отдалился, а я смотрела вниз и думала. Какой в жопу цыган? Зачем так глубоко спускаться в кущи? С чего это вдруг я вообще с людьми разговариваю?
- Верно, - сказала коробочка монпансье и протянула мне руку. Мы плюнули и пошли наверх. А цыган в спину обозвал меня асоциальным чмом, за это я нарисовала его утром рядом с нарядом милиции.
Стремнина какая-то, одним словом. Скорей бы выйти из этого состояния. Я прозорливо подсовываю затылок под пролетающие рояли, но все глубже ухожу в кому, а сожитель меняет на мне пластыри и перебинтовывает. Период «Хэ».
Есть такие духи в китайском пантеоне Хэ-Хэ, эдакие олицетворяющие единение и согласие. Они, пожалуй, в этой ситуации как злополучный «Черный Квадрат» сами знаете где, не знаю почему я про них вспомнила.
Пришлите бумаги. Художественная лепка пластырем осточертела.

00:31 

шутный чорт
Последний раз в Питере видала зависимых от метеозависимых людей. Нет, не то, что я видела их последний раз – с ними все нормально, они хорошо кушают, но стоит метеозависимому человеку погрешить на давление или ветер или того хуже облака, как зависимые начинают нешуточно страдать. Хлеще самих метеозависимых. Вплоть до сучения ножками на полу. Я не понимаю, почему нельзя всех в Питере вылечить от метеозависимости – это же реально, в рамках государственной программы, например. Хотя, что там делать здоровым людям тоже неясно. Да и говорить не о чем. Так. Шелуха. Кризис, пробки, гашиш подорожал.
Но я не об этом. Я к тому, что в Москве все совершенно охуели. Вот, еду я в маршрутке, например, заходит чудила с нарисованными фингалами и разбитым лицом (Маркерами! Красным и черным!). Я, конечно, все понимаю, но вообще-то праздник – могли бы и по-настоящему человеку разбить лицо. Что за полумеры. Фу. Напали в подворотне с маркерами и давай рисовать? Еще защекочите. А, главное, с водкой ездит. Хорош жук. Имитированное быдло. Метробыдло, прямо.
Или вот на «Текстильщиках» ко мне подкатила тетка и сказала, что я слишком громко слушаю Вивальди. Ах, блять. Какой конфуз.

Это я к тому, что на недельку, до второго (Пришествия, начала термодинамики, здесь могла бы быть ваша реклама) я в Питерск с целью громко слушать своего сраного Вивальди на ст. метро «Пр. Большевиков» (впрочем, любые другие предложения проспектов я рассмотрю).

03:55 

шутный чорт
Привет! Помнишь, у нас был общий знакомый? Назовем его для конспирации, допустим, Гвоздев. Так вот. Намедни я (бухая к чертям) выпала из трамвая на улицу Гвоздева. Казалось бы. Какая параллель?! Вечером смотрю фильм – а там вылитый Гвоздев в одной из маленьких ролей. И его герой – какой-то пидорас! Нет, я не хочу ничего сказать про Гвоздева плохого, упаси Боже (большой привет, кстати, Гвоздеву, а не Боже), но какое совпадение и Гвоздев-look и пидорас!
А потом там была блондинка с такой же прической как у меня, весь фильм пьяная и роняющая вещи в унитаз! Знакомо?! Правда, я их (вещи, а не блондинок) не достаю, слава Богу, как она. Про нее хорошую фразу сказали:
- У кого-то есть любимые места, в которых они едят, а у Кэролайн есть места, где она любит блевать.
Господи, я знаю эту Кэролайн. Я с ней просыпаюсь, закрываю глаза и даже расписываюсь за нее в паспорте. Кто еще лучше всех Кэролайн, если не я?!
Именно этот вопрос я и задала своему врачу. Он тут же запретил мне ходить, скакать, биться головой об стенку, Кэролайн и есть мне теперь можно разве что морковку и то в день, когда земля налетит на небесную ось.
- А пить?- дрожащим голосом пищала я.
- Пить…
Смотрит на меня оценивающе.
- Ну, ладно, - говорит, - пей немножко.
А дальше перечисляет то, что можно пить и в каких количествах. А я и слов-то таких не знаю. Думала-то про себя, что я алкоголик со стажем и куколкой цирроза, ан нет. Как много неизведанного.
- Вы мне, пожалуйста, напишите на бумажечке. Ну, что пить-то можно. Не запомню ведь.
Он еще раз посмотрел на меня, хотел что-то сказать, потом вздохнул, черкнул на бланке что-то и дал мне.
- Все. Иди, Васюхина. Встань и иди.
- Доктор, я могу ходить!!!
- Пошла вон!!!
Я гоготала и выматывалась из больнички, зажав в руке партбилет. То есть бумажечку со списком допустимого алкоголя. Пулей в магазин.
- Мне, пожалуйста… - разворачиваю бумажечку, а в ней написано.
«Немножечко».
Не нашли.

23:48 

шутный чорт
Я из Питера, но так вышло, что живу уже полтора года в Москве, занимаю рабочие места, пью, ворую и убиваю. Раз в месяц имею привычку понаезжать на родной город с целью пить, воровать, убивать там. До кризиса я занимала нормальную должность и курсировала на хороших поездах, где, прости меня Господи, даже позволяла себе спать. Жизнь оказалась жестока ко мне, сокращение, страх, ненависть, плацкарт верхняя полка, приезжает в четыре утра. От ужаса я тут же пригласила ехать со мной подружку.
- Двенадцать! - говорит подружка.
- Чего двенадцать?
- Двенадцать банок «Невского» и коньяк! - смело настаивает подружка.
- Как же? – струхнула я, размягчившись в дорогих поездах и забыв про правила родных плацкартов.
- Берем! - заявила подружка в ларек.
- Мама! Ну, хотя бы одиннадцать!
Взяли, конечно, больше. Сидим, пьем. Подружка вяжет шапку. Я выменяла свою верхнюю полку на нижнюю у какого-то мужика, падкого на сиськи третьего размера. Стало скрючно.
Отбыли в тамбур за покурить, где ехали развеселые пубертаты и одновременно музыканты. Так как мы уже выпили все свое, пришлось выхлебать их запасы, пару раз послать молодежь в вагон-ресторан и прикончить оставшееся там. Мальчики начали падать в тамбуре оземь. К сожалению, по русской традиции не превращались в удалых молодцов, а исключительно в бревна. Оставшись единственными адекватно мыслящими людьми в вагоне, мы выпили еще и решили соснуть полтора часика до прибытия. Подружка расстелила мне, сняла сверху одеяло (так как все мои сантиметры ушли в попу и сиськи, я не могу себе позволить что-либо снимать кроме мужиков).
В ночи я проснулась от холода. Непорядок. Натянула повыше одеяло и задумалась. Почему это всем подружка сняла одеяло, а мне спальник? Ибо это был именно спальник, чего же боле. Ну ладно, пусть. Главное, сделать тепло. Засунула ноги поглубже в спальник, застегнулась и сладко заснула.
Утром, а точнее в 3.30 проводница радостным шепотом начала будить вагон. Я проснулась и пыталась вспомнить где я. Женщина, спавшая сверху, спустилась и начала на меня плохо смотреть. Я подавилась и уставилась на нее.
- Чего?
Женщина смотрела на меня глазами больного базедовой болезнью и показывала пальцем.
- Вы… Вы почему это спите под моей КУРТКОЙ?!
Я осмотрела себя. Ощупала. И правда. Всю ночь я провела под перламутровой бабской курткой с опушкой и паетками, куда и вставляла ноги, в которую радостно куталась.
- Ёпт, - вырвалось у меня, - это ж не я! Это подружка просто спутала Вашу куртку и одеяло!
- Эта куртка была на МОЕМ одеяле, которое лежало НА МНЕ!
Я пискнула и тут же решила позвонить подружке. Звоню и вижу как вибрирует и истово орет «Текилуджаз» матрас напротив. Оказывается, каким-то образом мы забыли подружкин телефон именно там.
Звоню, значит, я из-под чужой куртки под чужой матрас и думаю.
Как же так вышло?

00:05 

шутный чорт
В Питере под кроватью, отбиваясь от страшных монстров галошкой, я нашла свой бумажный бложек, который вела с 13 лет. Мои посты там часто заканчиваются фразами «да чтоб вы все сдохли», «меня никто не понимает», «пусть Вова Кошкин умрет, а на меня никто не подумает», то есть, в общих чертах, я даже была приличным ребенком. Позабавили провидческие сообщения, особенно перед августом девяносто восьмого, когда я чувствовала накал, постоянно писала про голод, Апокалипсис и даже рисовала картинки, где большая черная дыра со смайликом пожирает нашу планету. И сердечко в углу. Сбылось.
Очень тронули мои ужасы четырнадцатилетнего возраста, когда уже пришлось идти в университет, и я находилась в состоянии шока. Я пыталась объяснить несуществующему читателю, что я хочу играть, скакать как коза, а вовсе не надевать очки и бухать. Или этот пассаж от 23 ноября 1999 года: «Я хочу сделать себе татуировку! Это будет что-то с дельфином!».
- Боже, - сказала подружка, которой я зачитала душераздирающую строчку, - зная тебя уже семнадцать лет, могу представить на твоем теле только расчлененного дельфинчика или его же, раздираемого пастью Ктулху. Меня уже заранее передергивает.
Меня саму передергивает. Лежа с монстрами под кроватью и смеясь в галошу, мы нашли чудесные пассажи, где я писала по-грузински или вообще на странном и недоступном мне сейчас языке, стихи о любви, одиночестве, боли, расчлененке и сатанинских обрядах. Иногда я писала не своим почерком и представлялась чужим именем, иными словами, прошла крещение бложиком еще в безусое, светлое свое детство. Очень предусмотрительно то, что бумажный бложик закрыт от комментариев. И никто не узнает, что до 2000-го года я неправильно писала фамилию лучшей подруги. Потом, видимо, мне кто-то подсказал. Один из тех, с другим почерком и именем.
Зачитываясь своим бложиком в туалете, так как «Русский репортер» закончился, я еще раз погоготала и… Случайно уронила очки в унитаз, на автомате нажав на спуск. Много думала. Я считала, что самая тяжелая судьба у той пары, что упала в пропасть, но теперь нет. Надеюсь, какая-нибудь крыса из канализации подберет их и будет заботиться. В конце концов, они должны были когда-то уйти. На самом деле, я хотела уничтожить бумажный бложек, но он оказался последним героем и начал спускать в унитаз очки, отключил меня от интернета, опять поломал трубы. От ужаса я убежала в магазин, пытаясь ублажить, успокоить себя по-женски, но не тут-то было. Карточка, заранее изъятая из сожителя, застряла в банкомате и ерничала. Несколько раз пнув банкомат и служителей его культа, карточку мне удалось достать. И я дернула в магазин. То в один, то в другой, то в библиотеку, то в театр, то за интернет заплатить, то в рюмочную. Прихожу домой, достаю новый перфоратор, тю! А бложика-то и нет. Поди, когда доставала документы и деньги, забыла его в банке. Я сжала зубы и пошла обратно. А банка-то и нет больше. Охранник руками разводит, мол, в унитаз случайно смыли. Оно и понятно. Одно говно вокруг. Несложно промахнуться.

23:44 

шутный чорт
Я вышла из айриш-паба с куском березы под мышкой. Села в метро. На «Кузнецком мосту», как по мановению волшебной палочки, все сидящие рядом со мной пассажиры встали и вышли. Я сидела одна на целой своей стороне и недоумевала. Ехать мне долго и недорого, выгляжу я нормально, пахну тоже неплохо, но никто так и не сел. Напротив возлежала женщина, смотрела на меня и плакала.
Я вышла на проезжую часть. Меня объезжали машины, издавая скрежет, но никто так и не посмел. Я слушала «House Of The Rising Sun», а не как положено в клипе, чтобы тебя не сбивали машины. Дошла до рязанки, меня словило такси и развезло. Я купила массандровский портвейн в магазине, где слыву любителем кефира и мороженки, и о, Боже. Оказывается, белый портвейн не белый. Я расплакалась, собралась, обошла машину.
Я стояла на кухне, держа в руке не то тарелку, не то кружку (портвейн очень мутный) и тут прорывает трубу, горячая вода на хорошей скорости врезается в стол, пол, потолок, меня, двери, соседей. Я как Самсон, раздирающий пасть льву в Петродворце, прижимаюсь к трубе, пытаюсь заткнуть ее тарелкой или кружкой, мне надо спасти портвейн, в конце концов.
Воды не стало. Я оделась в черное, нацепила темные очки, поглубже нахлобучила зонтик, вставила сигарету в рот, кружку, тарелку, обновила портвейн и помянула усопшую. Рест ин пис. Рест ин соседи. На похоронах горячей воды я всплакнула. Кто-то снова взмахнул волшебной палочкой и прорвало интернет. Сначала он начал хлестать на работе и закончился. Я недоумевала, но, наконец, за два года у меня появился реальный шанс поработать. Не могла упустить такой случай, поэтому принесла на работу портвейн, «Кин-дза-дзу» и вставила в рот кружку. Или тарелку. Или зонтик.
Ожидая сокращения в январе и оставшись с последней тысячей рублей в этом году, я сходила в книжный, купила подарок лепроюзеру и Гене. Итого у меня оставались: портвейн, тарелка и сигарета во рту. И немножечко мелочи на маршрутку. Я смогла поднять голову только у своего компьютера и попыталась совершить соитие. Мои неловкие портвейн-стайл фрикции не привели к успеху. Интернет не давался. Я нежно поцеловала монитор, но чуда не произошло. Я позвонила, наорала, поплакала, вставила в рот кружку. Оказывается, прорвало интернет у всех в районе меня, аж на несколько километров взад, вперед и по диагонали. Причем, поголовно каждого провайдера. Зависимые от интернета люди вышли на улицу и заплакали. Я надела зонтик, кружку, тарелку и присоединилась к поминкам, где поцеловала его (интернета) цифровой гробик взасос и упала в обморок. Как оказалось, меня прорвало. Я встала из обморока и снова туда упала. Кое как придя в себя, пинком открыв дверь и чакры, я решила хотя бы отужинать. Вынула изо рта тарелку, приготовила себе что-то зеленого цвета, села. Внезапно еда начала вываливаться у меня изо рта, затряслись руки, сердце начало стучать так сильно, что я не выдержала и снова упала в обморок прямиком головой в стол. Мне виделось, как Айболит с седыми усами склонился надо мной с немым вопросом в бровях:
- Аутоиммунное или саркоидоз?
От ужаса я снова пришла в себя, отодрав от щеки стол, встала, оделась и легла на кровать. Оглядела комнату. Что можно из этого продать? Взгляд упал и проломил спящего сожителя. Куда можно продать два метра сожителя и долго ли на это можно пить портвейн? Я хотела посмотреть в интернете, но ребята из техподдержки повесились еще сутки назад, когда у меня были деньги хотя бы на маршрутку.
«Я верю, что сделала много хорошего в жизни и канава, в которой я скоро сдохну с портвейном и зонтиком во рту, будет теплая и пушистая» - думала я. «Когда же я сдохну?» - роилось в моей голове.
Под Новый год сбываются все желания.
Я проснулась привязанная к койке, как буйная, потому что или сдохла или родилась или другое. Если что-то открывается, что-то должно закрыться, накрыться простыней и заплакать.
На вопрос «Как ты себя чувствуешь» можно ответить только ударив оппонента со всей силы по зубам бейсбольной битой и скинув с моста в бетонных босоножках. Каждый шаг - прыжок с самолета, во время того, как вокруг шеи обматывается парашют.
Эйфория «Как хорошо, что я выжила» заканчивается ровно в тот момент, когда возвращается память. Параноидальные реакции на любые звонки, прикосновения, улыбки, слова… В принципе, можно было выбрать место, где я очнусь.
И я даже не знаю какой ад слаще. Тот, что был в моей голове или тот, в котором я проснулась. Когда я говорю, что я живая это звучит, будто я извиняюсь.
Я не хочу жить больше, ничего не хочу. Спать страшно, не спать страшно, страшно не страшно, одной в квартире странно, на улице страшно, я все время думаю – ну может, сон? Но синяки, царапины и даже вены так болят и напоминают. Ну, если очень хотела жить – на, живи, хуле, радуйся, жри. Изо рта выпадают обрывки воспоминаний и непрестанно тошнит каким-то новым уровнем внутренней боли, надо достать большой меч, набрать чит-кодов и убить главного босса, по статистике, смотрящего на меня из каждого зеркала.
Образ жизни, может, поменять, религию, последние пять евро, что я нашла в джинсах? Цвет волос, кожи, глаз? Поменять фамилию и жить счастливо Петровой, Сидоровой или Ашенкампф .
Жаль, что единственный человек, которому я верна – это я. И изменить невозможно.

21:02 

шутный чорт
Кто бы мог подумать, но мои забытые в купальнике со времен Черногории 4.75 евро и 3 доллара оказались самым лучшим вкладом за прошлый год и вот-вот сделают меня миллионером. Я судорожно мну купальник от нетерпения и слежу за курсами. Когда окупятся мои 20 юаней под стеклянной фигуркой Мао, спрятанные в Санкт-Петербурге за розовым кроликом с членом, я куплю себе большой-большой и страшно резиновый читать дальше

23:18 

шутный чорт
Интересно, тараканы пустят нас на Ноев ковчег?

14:47 

шутный чорт
Пятница вечер, чего же боле. Я запланировала себе Фигню, выпить, закусить и танцы. Но черт дёрнул меня и под белы рученьки Гены отвел в «Библио Глобус», где я предалась разврату. На выходе, радостно нюхая свеженькую полиграфию, я подсчитала средства и поняла, что намеченный банкет я буду проводить на сто рублей и пуговицу. Я еще раз нюхнула полиграфии. Расстроилась. Пятница же. Светлый день. А я без водки.
Идет грустный Человек Из Питера С Пакетом Книг и думу грустную думает. Вот я сейчас приеду и скажу, что, мол, прости меня, Анна, но все деньги я потратила в книжном. Стыд. Засмеют. Очки запачкают. Шнурки свяжут. И тут. О, чудо! Видит Человек С Пакетом, другого человека в метро. Да не просто человека, а Человека Из Питера, с которым пожито и съедено.
- Хуясе! – радостно завопил Человек С Пакетом.
- О_о – молчал Человек Из Питера.
- Дай денег! – выдал обычное питерское приветствие Человек С Пакетом, - а то я книжек накупила, а выпить не на что.
Молча дал Человек Из Питера денег тому с Пакетом, предварительно пролистав книги, посмотрев на чек и сжалившись.
Радостный Человек С Пакетом побежал дальше по лесенке, радостно размахивая конечностями и воодушевленный. Даже попытался скатиться с лесенки на попе, но добрый молодец подхватил под локоток и вернул на круги своя всё, что радостно размахивалось.
Это ж как приятно. Это и деньги в метро дадут, и от лестницы отскребут. Надо! Непременно надо иногда делать добрые дела. К вечеру количество подарков судьбы, счастливых встреч и сюрпризов настолько возросло, что мы с Фигней попали в шахту метро. Но ничего сломать так и не успели, потому что были пьяные и добрые. А еще потому что Анна была в белом, а я в платье. Негоже было приезжать домой грязными, если мы итак пьяные и мокрые насквозь от дождя.
Дома многое открылось нам. Начиная с двери. Мы несколько часов обсуждали устройство мироздания, пришли к ошеломляющим выводам, поиграли в шахматы, пожали друг другу руки и удалились. Хотя мой сожитель утверждает, что мы заявились со словами «Это пиздец!!! Это пиздец!», два часа орали на кухне «Это ж пиздец!!! Да-да, это именно ПИЗДЕЦ!», а потом быстро уснули еще до двенадцати. Но Бог ему судья этому сожителю. Про таких говорят мудрецы «Сам дурак».

22:22 

шутный чорт
До сих пор есть люди. До сих пор есть люди, перед которыми я стремительно тупею. Да-да, как в фильмах или книжках. Особенные такие знакомцы, подойдя к которым язык начинает заплетаться, фразы становятся кусками рыхлого теста, словарный запас становится попугаячьим и начинает течь слюна. Одним из таких людей был мой преподаватель религиоведения в университете. Сдав ему экзамен, облившись семя потами и сломав ногти себе и подружкам, я думала закончить знакомства с подобными категориями живых существ. Не тут-то было. В моем окружении есть еще один такой человек, что особенно страшно – женщина. До сих пор не понимаю, что в этих людях такого, затормаживающего нейроны и заставляющего их в панике убегать в пятки, вместе со всеми органами, в итоге приходится думать чем попало, а мне 24 года, я пью, курю и нерегулярно питаюсь, в связи с чем «что попало» у меня весьма средненькое, а порой болеет и соображать им не то, что сложно, с ним даже на десятый этаж без одышки не поднимешься.
- У-у…э-э..ы…гхе…я-а-а-а… Гоша хороший.
Разумеется, после контакта в мою голову приходят самые лучшие мысли, изобретения, ключевые фразы, точная дата Ледового побоища и реформы Временного правительства. Я тут же перезваниваю и самодовольно провозглашаю:
- У-у… Ы-ы-ы… Тысяча чертей!
Довольная ложусь спать.
Что это? Парфюм у них такой что ли? Специальные курсы? Наган под пальто?! В чем секрет?! Я пыталась подойти к этим стервецам и прямо задать вопрос без обидок. Но сами знаете чем это заканчивается. В лучшем случае мне дают печеньку и гладят по головке. Я клюю корм и щелкаю клювом.
- Гоша хороший.

21:54 

шутный чорт
Иван переродился и оглядел мир. Люди в белом, проводившие его в последний путь с грустными лицами и вздохами, весело смотрели в его глаза и поздравляли.
- У Вас мальчик!
У меня мальчик? Иван встрепенулся. Ах, нет, это не ему. Тело Ивана поднялось вверх, поддерживаемое сильными руками и он увидел свет, потянулся к нему. Лампа заставляла закрывать глаза, но влекла его к себе как толстого мотылька июльской ночью на твою освещенную кухню. Ему хотелось скорее достать грушевидную сердцевину источника света и положить ее в рот.
Иван ощутил сильный удар сзади: руки, что возносили его небольшое тело к свету, воспользовались замешательством. Он обиделся, заплакал и закричал. Он морщил нос и вопил еще 78 лет, утерев слезы и успокоившись, Иван открыл глаза. Он лежал в окружении людей в белых халатах, но был уже худым стариком, чье сердце планировало сделать последний удар каблуком и перестать танцевать. Иван посмотрел на свет. Черт, ну почему же свет? Почему всегда вверх или вниз?
- Я на месте хотел остаться. Не надо мне ваших сект. Или что это за нирвана такая вечная? Почему я вообще должен что-то вечно?! Я контракт не подписывал, я хочу четкие сроки. Я хочу гарантии.
Пространство тяжело вздохнуло.
- Да ничего нет, успокойся. Ничего нет.
- Ну, слава Богу, - успокоился Иван и уснул.

19:01 

шутный чорт
Одну коленку я разбила в Москве, другую в Санкт-Петербурге. Угадайте-ка, товарищи, которая болит больше?
Правильно. Больше всего у меня болит попа. Потому что две разбитые коленки надо было уравновесить, и я поставила себе ряд синяков на заднице, красиво упав на нее после сообщения друзей, что завтра мы едем кататься на сноуборде.
Красиво стекала кровь с коленки на малиновые мои колготки и шла я по городу родному как ночной кошмар дальтоника. И каждый встречный, культурные же все, не мог молчать:
- У Вас стрелка, девушка!
- Да я знаю. Но я в метро, ничего поделать не могу.

- Девушка, у вас колготки порваны!
- Да, спасибо, я знаю. Доеду домой – переоденусь.

- Вы, может, не заметили, но у Вас вот тут стрелочка.
- Спасибо.

- Ой, девушка! А вы заметили, что у Вас коленка разбита?!
- Нет. Но спасибо.

И только дома все нормально.
- Мам, я коленку разбила и колготы малиновые вдребезги.
- Что? А… Я не заметила. Ты, по-моему, всегда как-то так ходишь.

Да, мам. Я уже не хожу, а только летаю.
- У нас, Алёна, завелся дома барабашка.
- Чего, мама?!
- Ну, сила какая-то нечистая.
- Иди ты!
- Ну. Выбивает у меня из рук тарелки, кружки роняю постоянно, технику об пол, суп проливаю. Не иначе как полтергейст какой-то дебоширит.
Тут я супом-то и подавилась.
- Это значит 19 лет ты мне говорила, что у меня руки из жопы! Что я побила дома всю посуду, фены, тостеры, хахалей, окна, зеркала и ценные вещи из-за того, что у меня грация медведя! А тут значит – барабашка вдруг завелся?!
Застыдилась мать. Я суп продолжила есть. И тут у меня ложку-то как вышибет! Горячий суп на подранные коленки как польется! А тарелка сама по себе на голову наделась на манер шапки модной.
А мама с укором смотрит на меня и смеется. Даже бабушка зашла посмеяться. Отчим так в своей комнате давно гоготал. Как же накурено у нас в городе. Как несправедливо.

14:54 

шутный чорт
Жил-был один пластический хирург Колодезный. Так получилось, что по работе ему пришлось переехать в другой город, а потом и на чужой континент, в далекие райские кущи. Друзья остались далеко, аборигены не понимали его шуток. Колодезный скучал. И, сам того не замечая, начал делать пластику людям особенным образом, чтобы они становились похожи на его друзей. То лоб кому-то подправит, чтобы как у Перепелкина было, то модели сделает нос как у Караманяна, губы как у Шмаковой. Глядишь - родные лица, трогательные части тела, любимые члены.
Однажды друзья Колодезного так сильно по нему соскучились, что продали свои почки, купили билеты на другой континент вскладчину, положили борщ в пакетик и полетели к товарищу. Пришли к нему в клинику, а он их не узнает. Мол, хорошо у Вас, Джейсон нос прижился, а Вы Кэтрин чудо как хороши с этими усами.
Друзей перекосило так, что они перестали быть вообще на кого-то похожими. Обратно в Россию их не пустили из-за лиц (посоветовали примоститься к картинам Пикассо), так они и остались бомжевать на чужбине, спились и умерли. Колодезный тоже без друзей спился и умер.
Черт, нет. Вообще, я хотела написать совершенно другое. Мне было бы удобно, если у меня росло две головы – одна для нормальных мыслей, а другая для всякой хрени. А то, пока я сплю, хрень смешивается с адекватными мыслями, а потом внезапно начинает вылезать в приличных местах, например, в театре или в библиотеке, где я частый гость. А самое страшное, когда нормальные мысли нападают на дурацкие. Думаешь, глупо пошутить, придумать веселого идиота-хирурга Колодезного, а адекватные мысли вздыхают, выдыхают сигаретный дым и говорят:
- Ой, ну не-е-е-ет. Убей, лучше убей всех.
Одна голова хорошо, а две лучше. Мне кажется, Змей Горыныч был очень спокойной и уравновешенной личностью. Возможно, даже писал под псевдонимами. Хотя под чем только не пишут. А он, наверняка, был мастером. Разложил все по головам, сюжетные линии нарисовал, фабулу накрутил на вилку, на-ка жуй, читатель!
Ну его.
Колодезный нашел полуразложившихся друзей, отогнал ворон и сшил их всех в одного большого многорукого, пятиголового товарища. С клювом. У нас в первом медицинском очень хорошо обучают. Особенно про клювы.
Да, так вроде нормально.

18:43 

шутный чорт
Она работала в собесе. Такая русская женщина с косой саженью в плечах, груди и шкафу. Большая, белая, ближе к сорока, со шрамиками на плече от вакцины «хочу замуж за иностранца». То она, бедная, мыкалась в Алжир, да не взяли. Она в Турцию на амбразуру – не берут. Помоложе есть. Не унять русскую женщину, особливо к сорока годам незамужнюю. Села она на коня, да в Италию подалась на отдых. Там чудо чудесное с ней приключилось. Подъехал принц сорока пяти годков, на «порше» в яблоках, одной рукой бизнесом руководящий, другой в машину зазывающий. Английского он не знал, но язык любви сплотил их, разложил диван и обесчестил. Все вышло. Она в Питер вернулась, светящаяся аки радиоактивная ворона. Принц ее визами заваливает, билеты присылает, а она только давай ездить. Так продолжалось несколько месяцев, пока язык любви не надоумил принца на ломаном английском сказать:
- Я есть приеду к тебе на Новий Гот, с мамой знакомица, да руки просить всякие.
Счастье накрыло её, однокомнатную с мамой квартирку, где наша героиня проживала, и пожаловало в собес.
- Не видеть вам всем меня больше, крысы вы канцелярские! – кричала счастливица, - последние деньки работаю! А потом - фьють! Улечу от вас, увечных да сирых в страны заморские принцессой жить, а то и королевной! Идите вы все на хуй!
В собесе крысы канцелярские призадумались. В кашу ей поплевали, да не пошли куда звали.
Канун Нового. Он прилетает. Говорит, мол, не буду в гостинице жить. Давайте к маме! В однушку на Пискаревке!
А она плохо по-английски, по-итальянски никак, а языком любви не все можно объяснить. Ну ладно, что. Наготовили они борща, селедочки под шубой, гадость заливную, оливьешечки таз, да прочих изысков. Приехал принц. На метро покатался, в обезьяннике посидел, на дороге упал, в магазине нахамили ему – принимает страна.
Сидит он, борщец ест и выдает:
- БОРСЧ! Боже! Снег! Хамло! Дороги! Пиздец! Вы дикая страна, но великая в своих борсчах и пиздеце аутентичном. Ой, любо дорого. Ой, не могу, держите меня. В жопу мой бизнес в Италии глупой. Остаюсь я тут. С мамой твоей, да с борсчом будем жить, поживать, да добра наживать. Все! Пойду полку прибью, да лампочку вкручу куда попало.

Принцесса наша из собеса, как сидела, да так и слегла с единственной мыслью «ах ты ж ёбаный пиздец». На работе крысы стали еще больше шушукаться и ржать. Люди на улицах ржали. Даже я ржала, да в рот не попало. Велика наша страна и могуча. Всех фашистов если не победим, то борщем поломаем. Весь мир в идиотов понаделаем. Но в счастливых. Исключительно в счастливых. На том и стоим, сигаретку тушим.

23:46 

шутный чорт
Мужчины прекрасны. Лежат все два метра стонут, издают чахоточный кашель, текут соплями, нагревают температуру и очень сильно всем этим раздражают меня и озоновый слой! Ты ему сироп от кашля – нет, я не употребляю, ты ему хорошую таблеточку – нет, я это не пью. А я, значит, четвертый раз за месяц буду гриппом болеть?! Заканчивается тем, с чего начинался этот мир. Со сковородки. Со всей дури бьешь два метра мужчины сковородкой и колешь антибиотик. Тефаль все еще думает о тебе. Надо было учиться на врача, Васюхина, однозначно.

01:36 

шутный чорт
По утрам, открывая "Ессентуки", я долго смотрю на эту карту, пытаясь понять кто я и что тут делаю.
Смотрю 8 минут, потом ищу свои трусы и иду на работу.

16:43 

шутный чорт
Ок. Если я опять не потеряю билет, забуду его в книжке, приеду на другой вокзал или случайно уйду налево, то теоретически завтра я буду в городе Пи. Наверное. Если получится. Я постараюсь попасть в поезд. Или на чем я там плыву.

Вилка это? или ангел? или сто рублей?

главная