• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:57 

шутный чорт
Вообще, это даже курьезно. Сидишь, думаешь о том, как бы поскорее расслабиться, а еще лучше просто переодеться в простыню. Так одежда надоедает. Обожаю простыни. Но сейчас не до них: в гостях, надо ровно сидеть, чинно пить. А через несколько часов просыпаешься в больнице и на тебе действительно только белая простыня и капельница.

Ну, считай, что сбылось.

URL
23:48 

шутный чорт
Я из Питера, но так вышло, что живу уже полтора года в Москве, занимаю рабочие места, пью, ворую и убиваю. Раз в месяц имею привычку понаезжать на родной город с целью пить, воровать, убивать там. До кризиса я занимала нормальную должность и курсировала на хороших поездах, где, прости меня Господи, даже позволяла себе спать. Жизнь оказалась жестока ко мне, сокращение, страх, ненависть, плацкарт верхняя полка, приезжает в четыре утра. От ужаса я тут же пригласила ехать со мной подружку.
- Двенадцать! - говорит подружка.
- Чего двенадцать?
- Двенадцать банок «Невского» и коньяк! - смело настаивает подружка.
- Как же? – струхнула я, размягчившись в дорогих поездах и забыв про правила родных плацкартов.
- Берем! - заявила подружка в ларек.
- Мама! Ну, хотя бы одиннадцать!
Взяли, конечно, больше. Сидим, пьем. Подружка вяжет шапку. Я выменяла свою верхнюю полку на нижнюю у какого-то мужика, падкого на сиськи третьего размера. Стало скрючно.
Отбыли в тамбур за покурить, где ехали развеселые пубертаты и одновременно музыканты. Так как мы уже выпили все свое, пришлось выхлебать их запасы, пару раз послать молодежь в вагон-ресторан и прикончить оставшееся там. Мальчики начали падать в тамбуре оземь. К сожалению, по русской традиции не превращались в удалых молодцов, а исключительно в бревна. Оставшись единственными адекватно мыслящими людьми в вагоне, мы выпили еще и решили соснуть полтора часика до прибытия. Подружка расстелила мне, сняла сверху одеяло (так как все мои сантиметры ушли в попу и сиськи, я не могу себе позволить что-либо снимать кроме мужиков).
В ночи я проснулась от холода. Непорядок. Натянула повыше одеяло и задумалась. Почему это всем подружка сняла одеяло, а мне спальник? Ибо это был именно спальник, чего же боле. Ну ладно, пусть. Главное, сделать тепло. Засунула ноги поглубже в спальник, застегнулась и сладко заснула.
Утром, а точнее в 3.30 проводница радостным шепотом начала будить вагон. Я проснулась и пыталась вспомнить где я. Женщина, спавшая сверху, спустилась и начала на меня плохо смотреть. Я подавилась и уставилась на нее.
- Чего?
Женщина смотрела на меня глазами больного базедовой болезнью и показывала пальцем.
- Вы… Вы почему это спите под моей КУРТКОЙ?!
Я осмотрела себя. Ощупала. И правда. Всю ночь я провела под перламутровой бабской курткой с опушкой и паетками, куда и вставляла ноги, в которую радостно куталась.
- Ёпт, - вырвалось у меня, - это ж не я! Это подружка просто спутала Вашу куртку и одеяло!
- Эта куртка была на МОЕМ одеяле, которое лежало НА МНЕ!
Я пискнула и тут же решила позвонить подружке. Звоню и вижу как вибрирует и истово орет «Текилуджаз» матрас напротив. Оказывается, каким-то образом мы забыли подружкин телефон именно там.
Звоню, значит, я из-под чужой куртки под чужой матрас и думаю.
Как же так вышло?

23:44 

шутный чорт
Я вышла из айриш-паба с куском березы под мышкой. Села в метро. На «Кузнецком мосту», как по мановению волшебной палочки, все сидящие рядом со мной пассажиры встали и вышли. Я сидела одна на целой своей стороне и недоумевала. Ехать мне долго и недорого, выгляжу я нормально, пахну тоже неплохо, но никто так и не сел. Напротив возлежала женщина, смотрела на меня и плакала.
Я вышла на проезжую часть. Меня объезжали машины, издавая скрежет, но никто так и не посмел. Я слушала «House Of The Rising Sun», а не как положено в клипе, чтобы тебя не сбивали машины. Дошла до рязанки, меня словило такси и развезло. Я купила массандровский портвейн в магазине, где слыву любителем кефира и мороженки, и о, Боже. Оказывается, белый портвейн не белый. Я расплакалась, собралась, обошла машину.
Я стояла на кухне, держа в руке не то тарелку, не то кружку (портвейн очень мутный) и тут прорывает трубу, горячая вода на хорошей скорости врезается в стол, пол, потолок, меня, двери, соседей. Я как Самсон, раздирающий пасть льву в Петродворце, прижимаюсь к трубе, пытаюсь заткнуть ее тарелкой или кружкой, мне надо спасти портвейн, в конце концов.
Воды не стало. Я оделась в черное, нацепила темные очки, поглубже нахлобучила зонтик, вставила сигарету в рот, кружку, тарелку, обновила портвейн и помянула усопшую. Рест ин пис. Рест ин соседи. На похоронах горячей воды я всплакнула. Кто-то снова взмахнул волшебной палочкой и прорвало интернет. Сначала он начал хлестать на работе и закончился. Я недоумевала, но, наконец, за два года у меня появился реальный шанс поработать. Не могла упустить такой случай, поэтому принесла на работу портвейн, «Кин-дза-дзу» и вставила в рот кружку. Или тарелку. Или зонтик.
Ожидая сокращения в январе и оставшись с последней тысячей рублей в этом году, я сходила в книжный, купила подарок лепроюзеру и Гене. Итого у меня оставались: портвейн, тарелка и сигарета во рту. И немножечко мелочи на маршрутку. Я смогла поднять голову только у своего компьютера и попыталась совершить соитие. Мои неловкие портвейн-стайл фрикции не привели к успеху. Интернет не давался. Я нежно поцеловала монитор, но чуда не произошло. Я позвонила, наорала, поплакала, вставила в рот кружку. Оказывается, прорвало интернет у всех в районе меня, аж на несколько километров взад, вперед и по диагонали. Причем, поголовно каждого провайдера. Зависимые от интернета люди вышли на улицу и заплакали. Я надела зонтик, кружку, тарелку и присоединилась к поминкам, где поцеловала его (интернета) цифровой гробик взасос и упала в обморок. Как оказалось, меня прорвало. Я встала из обморока и снова туда упала. Кое как придя в себя, пинком открыв дверь и чакры, я решила хотя бы отужинать. Вынула изо рта тарелку, приготовила себе что-то зеленого цвета, села. Внезапно еда начала вываливаться у меня изо рта, затряслись руки, сердце начало стучать так сильно, что я не выдержала и снова упала в обморок прямиком головой в стол. Мне виделось, как Айболит с седыми усами склонился надо мной с немым вопросом в бровях:
- Аутоиммунное или саркоидоз?
От ужаса я снова пришла в себя, отодрав от щеки стол, встала, оделась и легла на кровать. Оглядела комнату. Что можно из этого продать? Взгляд упал и проломил спящего сожителя. Куда можно продать два метра сожителя и долго ли на это можно пить портвейн? Я хотела посмотреть в интернете, но ребята из техподдержки повесились еще сутки назад, когда у меня были деньги хотя бы на маршрутку.
«Я верю, что сделала много хорошего в жизни и канава, в которой я скоро сдохну с портвейном и зонтиком во рту, будет теплая и пушистая» - думала я. «Когда же я сдохну?» - роилось в моей голове.
Под Новый год сбываются все желания.
Я проснулась привязанная к койке, как буйная, потому что или сдохла или родилась или другое. Если что-то открывается, что-то должно закрыться, накрыться простыней и заплакать.
На вопрос «Как ты себя чувствуешь» можно ответить только ударив оппонента со всей силы по зубам бейсбольной битой и скинув с моста в бетонных босоножках. Каждый шаг - прыжок с самолета, во время того, как вокруг шеи обматывается парашют.
Эйфория «Как хорошо, что я выжила» заканчивается ровно в тот момент, когда возвращается память. Параноидальные реакции на любые звонки, прикосновения, улыбки, слова… В принципе, можно было выбрать место, где я очнусь.
И я даже не знаю какой ад слаще. Тот, что был в моей голове или тот, в котором я проснулась. Когда я говорю, что я живая это звучит, будто я извиняюсь.
Я не хочу жить больше, ничего не хочу. Спать страшно, не спать страшно, страшно не страшно, одной в квартире странно, на улице страшно, я все время думаю – ну может, сон? Но синяки, царапины и даже вены так болят и напоминают. Ну, если очень хотела жить – на, живи, хуле, радуйся, жри. Изо рта выпадают обрывки воспоминаний и непрестанно тошнит каким-то новым уровнем внутренней боли, надо достать большой меч, набрать чит-кодов и убить главного босса, по статистике, смотрящего на меня из каждого зеркала.
Образ жизни, может, поменять, религию, последние пять евро, что я нашла в джинсах? Цвет волос, кожи, глаз? Поменять фамилию и жить счастливо Петровой, Сидоровой или Ашенкампф .
Жаль, что единственный человек, которому я верна – это я. И изменить невозможно.

22:22 

шутный чорт
До сих пор есть люди. До сих пор есть люди, перед которыми я стремительно тупею. Да-да, как в фильмах или книжках. Особенные такие знакомцы, подойдя к которым язык начинает заплетаться, фразы становятся кусками рыхлого теста, словарный запас становится попугаячьим и начинает течь слюна. Одним из таких людей был мой преподаватель религиоведения в университете. Сдав ему экзамен, облившись семя потами и сломав ногти себе и подружкам, я думала закончить знакомства с подобными категориями живых существ. Не тут-то было. В моем окружении есть еще один такой человек, что особенно страшно – женщина. До сих пор не понимаю, что в этих людях такого, затормаживающего нейроны и заставляющего их в панике убегать в пятки, вместе со всеми органами, в итоге приходится думать чем попало, а мне 24 года, я пью, курю и нерегулярно питаюсь, в связи с чем «что попало» у меня весьма средненькое, а порой болеет и соображать им не то, что сложно, с ним даже на десятый этаж без одышки не поднимешься.
- У-у…э-э..ы…гхе…я-а-а-а… Гоша хороший.
Разумеется, после контакта в мою голову приходят самые лучшие мысли, изобретения, ключевые фразы, точная дата Ледового побоища и реформы Временного правительства. Я тут же перезваниваю и самодовольно провозглашаю:
- У-у… Ы-ы-ы… Тысяча чертей!
Довольная ложусь спать.
Что это? Парфюм у них такой что ли? Специальные курсы? Наган под пальто?! В чем секрет?! Я пыталась подойти к этим стервецам и прямо задать вопрос без обидок. Но сами знаете чем это заканчивается. В лучшем случае мне дают печеньку и гладят по головке. Я клюю корм и щелкаю клювом.
- Гоша хороший.

21:54 

шутный чорт
Иван переродился и оглядел мир. Люди в белом, проводившие его в последний путь с грустными лицами и вздохами, весело смотрели в его глаза и поздравляли.
- У Вас мальчик!
У меня мальчик? Иван встрепенулся. Ах, нет, это не ему. Тело Ивана поднялось вверх, поддерживаемое сильными руками и он увидел свет, потянулся к нему. Лампа заставляла закрывать глаза, но влекла его к себе как толстого мотылька июльской ночью на твою освещенную кухню. Ему хотелось скорее достать грушевидную сердцевину источника света и положить ее в рот.
Иван ощутил сильный удар сзади: руки, что возносили его небольшое тело к свету, воспользовались замешательством. Он обиделся, заплакал и закричал. Он морщил нос и вопил еще 78 лет, утерев слезы и успокоившись, Иван открыл глаза. Он лежал в окружении людей в белых халатах, но был уже худым стариком, чье сердце планировало сделать последний удар каблуком и перестать танцевать. Иван посмотрел на свет. Черт, ну почему же свет? Почему всегда вверх или вниз?
- Я на месте хотел остаться. Не надо мне ваших сект. Или что это за нирвана такая вечная? Почему я вообще должен что-то вечно?! Я контракт не подписывал, я хочу четкие сроки. Я хочу гарантии.
Пространство тяжело вздохнуло.
- Да ничего нет, успокойся. Ничего нет.
- Ну, слава Богу, - успокоился Иван и уснул.

21:02 

шутный чорт
Кто бы мог подумать, но мои забытые в купальнике со времен Черногории 4.75 евро и 3 доллара оказались самым лучшим вкладом за прошлый год и вот-вот сделают меня миллионером. Я судорожно мну купальник от нетерпения и слежу за курсами. Когда окупятся мои 20 юаней под стеклянной фигуркой Мао, спрятанные в Санкт-Петербурге за розовым кроликом с членом, я куплю себе большой-большой и страшно резиновый читать дальше

14:54 

шутный чорт
Жил-был один пластический хирург Колодезный. Так получилось, что по работе ему пришлось переехать в другой город, а потом и на чужой континент, в далекие райские кущи. Друзья остались далеко, аборигены не понимали его шуток. Колодезный скучал. И, сам того не замечая, начал делать пластику людям особенным образом, чтобы они становились похожи на его друзей. То лоб кому-то подправит, чтобы как у Перепелкина было, то модели сделает нос как у Караманяна, губы как у Шмаковой. Глядишь - родные лица, трогательные части тела, любимые члены.
Однажды друзья Колодезного так сильно по нему соскучились, что продали свои почки, купили билеты на другой континент вскладчину, положили борщ в пакетик и полетели к товарищу. Пришли к нему в клинику, а он их не узнает. Мол, хорошо у Вас, Джейсон нос прижился, а Вы Кэтрин чудо как хороши с этими усами.
Друзей перекосило так, что они перестали быть вообще на кого-то похожими. Обратно в Россию их не пустили из-за лиц (посоветовали примоститься к картинам Пикассо), так они и остались бомжевать на чужбине, спились и умерли. Колодезный тоже без друзей спился и умер.
Черт, нет. Вообще, я хотела написать совершенно другое. Мне было бы удобно, если у меня росло две головы – одна для нормальных мыслей, а другая для всякой хрени. А то, пока я сплю, хрень смешивается с адекватными мыслями, а потом внезапно начинает вылезать в приличных местах, например, в театре или в библиотеке, где я частый гость. А самое страшное, когда нормальные мысли нападают на дурацкие. Думаешь, глупо пошутить, придумать веселого идиота-хирурга Колодезного, а адекватные мысли вздыхают, выдыхают сигаретный дым и говорят:
- Ой, ну не-е-е-ет. Убей, лучше убей всех.
Одна голова хорошо, а две лучше. Мне кажется, Змей Горыныч был очень спокойной и уравновешенной личностью. Возможно, даже писал под псевдонимами. Хотя под чем только не пишут. А он, наверняка, был мастером. Разложил все по головам, сюжетные линии нарисовал, фабулу накрутил на вилку, на-ка жуй, читатель!
Ну его.
Колодезный нашел полуразложившихся друзей, отогнал ворон и сшил их всех в одного большого многорукого, пятиголового товарища. С клювом. У нас в первом медицинском очень хорошо обучают. Особенно про клювы.
Да, так вроде нормально.

19:01 

шутный чорт
Одну коленку я разбила в Москве, другую в Санкт-Петербурге. Угадайте-ка, товарищи, которая болит больше?
Правильно. Больше всего у меня болит попа. Потому что две разбитые коленки надо было уравновесить, и я поставила себе ряд синяков на заднице, красиво упав на нее после сообщения друзей, что завтра мы едем кататься на сноуборде.
Красиво стекала кровь с коленки на малиновые мои колготки и шла я по городу родному как ночной кошмар дальтоника. И каждый встречный, культурные же все, не мог молчать:
- У Вас стрелка, девушка!
- Да я знаю. Но я в метро, ничего поделать не могу.

- Девушка, у вас колготки порваны!
- Да, спасибо, я знаю. Доеду домой – переоденусь.

- Вы, может, не заметили, но у Вас вот тут стрелочка.
- Спасибо.

- Ой, девушка! А вы заметили, что у Вас коленка разбита?!
- Нет. Но спасибо.

И только дома все нормально.
- Мам, я коленку разбила и колготы малиновые вдребезги.
- Что? А… Я не заметила. Ты, по-моему, всегда как-то так ходишь.

Да, мам. Я уже не хожу, а только летаю.
- У нас, Алёна, завелся дома барабашка.
- Чего, мама?!
- Ну, сила какая-то нечистая.
- Иди ты!
- Ну. Выбивает у меня из рук тарелки, кружки роняю постоянно, технику об пол, суп проливаю. Не иначе как полтергейст какой-то дебоширит.
Тут я супом-то и подавилась.
- Это значит 19 лет ты мне говорила, что у меня руки из жопы! Что я побила дома всю посуду, фены, тостеры, хахалей, окна, зеркала и ценные вещи из-за того, что у меня грация медведя! А тут значит – барабашка вдруг завелся?!
Застыдилась мать. Я суп продолжила есть. И тут у меня ложку-то как вышибет! Горячий суп на подранные коленки как польется! А тарелка сама по себе на голову наделась на манер шапки модной.
А мама с укором смотрит на меня и смеется. Даже бабушка зашла посмеяться. Отчим так в своей комнате давно гоготал. Как же накурено у нас в городе. Как несправедливо.

18:43 

шутный чорт
Она работала в собесе. Такая русская женщина с косой саженью в плечах, груди и шкафу. Большая, белая, ближе к сорока, со шрамиками на плече от вакцины «хочу замуж за иностранца». То она, бедная, мыкалась в Алжир, да не взяли. Она в Турцию на амбразуру – не берут. Помоложе есть. Не унять русскую женщину, особливо к сорока годам незамужнюю. Села она на коня, да в Италию подалась на отдых. Там чудо чудесное с ней приключилось. Подъехал принц сорока пяти годков, на «порше» в яблоках, одной рукой бизнесом руководящий, другой в машину зазывающий. Английского он не знал, но язык любви сплотил их, разложил диван и обесчестил. Все вышло. Она в Питер вернулась, светящаяся аки радиоактивная ворона. Принц ее визами заваливает, билеты присылает, а она только давай ездить. Так продолжалось несколько месяцев, пока язык любви не надоумил принца на ломаном английском сказать:
- Я есть приеду к тебе на Новий Гот, с мамой знакомица, да руки просить всякие.
Счастье накрыло её, однокомнатную с мамой квартирку, где наша героиня проживала, и пожаловало в собес.
- Не видеть вам всем меня больше, крысы вы канцелярские! – кричала счастливица, - последние деньки работаю! А потом - фьють! Улечу от вас, увечных да сирых в страны заморские принцессой жить, а то и королевной! Идите вы все на хуй!
В собесе крысы канцелярские призадумались. В кашу ей поплевали, да не пошли куда звали.
Канун Нового. Он прилетает. Говорит, мол, не буду в гостинице жить. Давайте к маме! В однушку на Пискаревке!
А она плохо по-английски, по-итальянски никак, а языком любви не все можно объяснить. Ну ладно, что. Наготовили они борща, селедочки под шубой, гадость заливную, оливьешечки таз, да прочих изысков. Приехал принц. На метро покатался, в обезьяннике посидел, на дороге упал, в магазине нахамили ему – принимает страна.
Сидит он, борщец ест и выдает:
- БОРСЧ! Боже! Снег! Хамло! Дороги! Пиздец! Вы дикая страна, но великая в своих борсчах и пиздеце аутентичном. Ой, любо дорого. Ой, не могу, держите меня. В жопу мой бизнес в Италии глупой. Остаюсь я тут. С мамой твоей, да с борсчом будем жить, поживать, да добра наживать. Все! Пойду полку прибью, да лампочку вкручу куда попало.

Принцесса наша из собеса, как сидела, да так и слегла с единственной мыслью «ах ты ж ёбаный пиздец». На работе крысы стали еще больше шушукаться и ржать. Люди на улицах ржали. Даже я ржала, да в рот не попало. Велика наша страна и могуча. Всех фашистов если не победим, то борщем поломаем. Весь мир в идиотов понаделаем. Но в счастливых. Исключительно в счастливых. На том и стоим, сигаретку тушим.

16:43 

шутный чорт
Ок. Если я опять не потеряю билет, забуду его в книжке, приеду на другой вокзал или случайно уйду налево, то теоретически завтра я буду в городе Пи. Наверное. Если получится. Я постараюсь попасть в поезд. Или на чем я там плыву.

17:11 

шутный чорт
- Это что за клоунада?
- А? Какой еще клоун Ада?!
- Не верти всё с ног на голову, мы не в Австралии.
- Поэтому мои сумки пусты?
- Сумки пусты из-за того, что ты никуда не едешь.
- Относительно какой-то там системы координат я все-таки двигаюсь, верчусь.
- Белочка в колесе.
- Эдакий симбиоз нарка и алкоголика?
- Единички и нолика.
- Нормально поспорили для пяти утра.
- Утра? Ты же сказала «вечер»!
- Я сказала, что уже пять.
- Твои «уже», «еще» и «я вернусь утром» не имеют под собой никакой почвы.
- Поэтому выпадают изо рта в случайном порядке вместе с осадками.
- Ты что плюешься, когда разговариваешь?
- Нет, что ты. Когда я разговариваю, я всегда держу рот закрытым.
- Боишься, что ворона влетит? Или вылетит?
- Я просто слежу за миграцией ворон.
- Следи за собой. И не каркай. Выходи за меня замуж?


Тут я сделала каменное лицо. Потому что как раз думала о судьбе России, о Россиюшке. Как, впрочем, всегда 31 декабря. Через несколько часов до меня дошел смысл сказанного, когда мой мозг в панике собирал вещи, звонил в милицию, орал и судорожно пил валокордин.
- Мне надо в магазин.
Сказала я и ушла в бега. Сейчас я на границе. На границе между бесконечностью целого и бесконечностью дробного. Оттуда и пишу. Хороших вам праздников. Спасибо вам. Вы очень сильно мне помогли. И не говорите где я, даже если вас будут пытать раскаленным утюгом и оливье.

Праздник начинается!

05:08 

шутный чорт
Эдакая царица полей
Чудес продолжает
Закапывать в землю
Все, что приходит в руки
И даже козырного туза
Туда.
А вдруг прорастет
Дерево? Пригласит друзей
Угощаться яблоком,
Нервно засунув в рот
Собственный хвост.
Все устаканится,
Все застаканится.
Все, что бродит и бродит в голове
Неприкаянно
Возьмет,
Да и скиснет.
Ровно постой.
Сейчас вылетит пуля,
Не рой
Копытом землю,
Яму давно вырыли.

URL
21:03 

шутный чорт
Неумеренна в себе.

00:52 

шутный чорт
22:58 

шутный чорт
Доктор, я до сих пор с ужасом просыпаюсь в воскресенье ночью, вспоминая, что не сделала домашнюю работу. Я не сделала ее 15 лет назад. Пропишите мне, пожалуйста, доктор, по первое число.

19:42 

шутный чорт
Я купила себе новые очки, чтобы лучше тебя видеть, Красная Шапочка, но понимаю, что опоздала. И, если ты улетел обратно на Марс, мне нужен бинокль с телескопическим уклоном или большой самоотрастающий глаз. Я верчу эти новые очки, кручу, обмануть хочу.

03:42 

в позе рифмы

шутный чорт
02:49 

шутный чорт
- Так это из твоей головы всю ночь дуло?!

01:36 

шутный чорт
По утрам, открывая "Ессентуки", я долго смотрю на эту карту, пытаясь понять кто я и что тут делаю.
Смотрю 8 минут, потом ищу свои трусы и иду на работу.

00:38 

шутный чорт
В какую-то самую субботнюю из всех суббот ко мне приехала моя лучшая подруга. На этом можно было и закончить, но меня же не удержать.
В семь утра мы выпили две бутылки шампанского (ну, у меня ёлка до сих пор стоит, что еще пить) и пошли гулять по Москве. Конечно, мы заблудились, пошел такой снег, что у меня слиплись в сосульки все волосики, но мы все равно гуляли пока не посинели, посинели и снова гуляли. Потому что между нами принято гулять синими.
Умышленно пошли на «Джеймса Бонда», где ржали как кони. Две лошадоньки.
Кино. Драма. Бонд в кровище, взрывы, мясо. И тут знойный люберецкий хлопец на полкинотеатра с душой, толком и расстановкой выдает:
- ДА ВСЕ БАБЫ ТАКИЕ!
И он выдавал сие в любых моментах. Были ли на экране обозначенные бабы, машины, самолеты, нефть, деньги или снег:
- ДА ВСЕ БАБЫ ТАКИЕ!
Но с таким чувством, о, недотраханные поэты, учитесь. Ты смотришь, как Бонд в пустыне крушит и повергает в клочья врагов, но веришь словам, звучащим посильнее Фауста Гете и долби сарраунд. Даже если на экране взрывается и скрежещет:
- ДА ВСЕ БАБЫ ТАКИЕ!
Честно говоря, именно так я и запомнила Джеймса Бонда и теперь у меня рефлекс.
Вечером, а на самом деле, ночью я приготовила рыбу и прочие гадости, выпила с ней водки (потому что новый год и ёлка), помыла ее (не ёлку), уложила спать (ее и ёлку). И думала, как привязать подругу к батарее и никогда не отпускать. Но она все равно уехала. Я смотрела, как она ползла на маршрутку, волоча за собой батарею, и думала о том, как же сильно у нее развито чувство дома. А то и мужа.
- Все бабы такие, - грустно думала я. Купила себе шампанского, да и перестала думать вовсе.
Не одна я в тот вечер не думала. Мужчина напротив угрожающе ревел в трубку:
- И чтоб все, бля, было как я сказал! И передай этому… как его… маме моей.

Привет этому… как его… маме передаю.
У нее же день рождения. И я вас уверяю это самый лучший заводчик Васюхиных. Возможно, в галактике.

Вилка это? или ангел? или сто рублей?

главная